(no subject)

Вот и я - первый раз в жизни - в цилиндре, и даже в синем (это в нашем Лите; жена еще не видела):

(no subject)

Как каждый композитор должен написать свой реквием, так каждый поэт должен написать свой силенциум. Так думал я во время своего пребывания в прекрасном Иерусалиме - и сочинил свой маленький силенциум, и, как оказалось, очень кстати к возвращению - прямо к первому московскому снегу:



           Silentium

Как еретик, сгорел закат –

Мечтатель, к сонму звезд приближен:

Он солнцем был, искал опят -

И на морозце стал вдруг рыжим.

Теперь до посиненья звезд

Снегирь румянца не насвищет, -

Я ж снегу мокрого нанес

И рыжих слез себе в жилище.

Теперь Москва – хрустящий сад

Обширнейших пробелов знаний:

Не выйдет Тютчев в снегопад,

И Гегель спит – без отрицаний,

И меж ворон нет храбрецов

Без Ницше врать Замоскворечью, -

И до утра свое лицо

Не осквернит мой город речью.

Наброшен совести покров

На все, что человечье слишком,

И спит мой город-богослов

Любви веселым пережитком.

(no subject)

Все шесть дней, что я прожил в Иерусалиме, вспоминалась песенка "Живет он третий день в гостинице районной..."

IMG_1307

(no subject)

Замордованный работой, но теперь на вакациях - "О, как же я хочу // Нечуемый никем..."

(no subject)

В целом, инвалид в нашей стране бегать умеет, а если он еще и хорошо бегает, и может доставить славу Родине, то обязательно получит деньги на подготовку к параолимпийским играм. Но беда инвалиду, бегать не умеющему: все время ждет его крематорий наших интернатов. Разве что церковь приносит утешение: панихида по сгоревшим сочетается с радостью об очередном отстроенном храме в память Романовых.

(no subject)

В общем, жена меня подстригла. Для нее - после собак и лошадей - это был первый опыт стрижки человека. Мне нравится, хотя проскальзывают все же черты ее любимого пса и любимой кобылы. Фотографию не помещаю, чтобы избежать обвинений в нарциссизме и абстракционизме.

(no subject)

Забавно. У нас появился де факто новый критерий предоставления политического убежища - не наносить ущерба безопасности США. Интересно, как будет выглядеть оформление этой правовой нормы, - слетевшей с божественных уст, - де юре? Думаю, оформление не запоздает.

(no subject)

Вообще-то развод Путиных прошел бы мимо моего внимания (сами персонажи неинтересны), если бы не реакция многих знакомых женщин: почему, мол, если кобель, то и в президенты? президент должен примером служить, ну и т.д. У меня нет ответа на этот вопрос.  Припоминается половой маньяк Клинтон (который Сербию разбомбил), - ну так он все же остался большим (для американцев) президентом.

(no subject)

После вчерашних событий во Франции я уже боюсь признаваться в своей любви к лошадям - вдруг подслушает какой-нибудь Оллан и скажет: ты что там мерину Жану-Франсуа обещал? Морковку? Так женись и адоптируй и т.д... Но пока Оллан для меня только сон, хмарь и дурь (свои у нас беды), позволяю себе немного радоваться жизни.

Вот я с Ладой:

Табун в мае 2013 017

А вот с любовью моей - Лолитой:

Табун в мае 2013 024

А вот зрелище само по себе редкое - подковка, а тут еще и лошадка (Даниил) ну совсем рубенсовская:

Табун в мае 2013 051




Табун в мае 2013 055

А напоследок - педикюр Масяне:



Табун в мае 2013 061

(no subject)

Вот и выкинули наш диспансер с Селезневки. Правда, не на улицу, а посадили в 15-й ПНД в Армянском переулке: в четыре их крохотных кабинетика еще наши пять участков, и туда же нашего подросткового психиатра, логопеда, психотерапевта и психолога; наверно, и еще для кого-нибудь место найдется. Утешают две вещи: во-первых, вышибившие нас (говорят, с помощью самого Собянина) кожные венерологи собираются устроить в наших комнатах что-то вроде косметологии и прочей гальванопластики, так что красота опять побеждает мир, а во-вторых, тот ПНД, куда нас посадили, исторический: самый первый в Москве, основан (как пишут в Интернете) в 1918 году по приказу первого наркомздрава РСФСР Семашко. Вообще, мне эти места с детства нравятся (и сам Армянский, и Кривоколенный, и Банковский, и Меньшикова башня, да и вообще все), и рабочее место пока есть, так что грех жаловаться. Если же и здесь лавочку прикроют (говорят, что есть претенденты на особнячок), то уйду к жене в лошадиный бизнес - лечить неврозы у ее кобыл.